Работа над эскизами для карточной колоды была начата в 1985 году, во время учебы в Палехском художественном училище. Задуманы карты с этими сюжетами были ещё раньше – в период службы в армии. Большую помощь в работе над эскизами оказал известный палехский искусствовед В. Т. Котов (1916-2002). Ему приносил начинающий художник свои рисунки и получал полезные советы и замечания. Так В. Т. Котов обратил внимание на необходимость отказаться от карикатурного воплощения героев и больше работать с натуры, ведь нечисть должна иметь реальный человеческий облик. Друзья, знакомые и родственники охотно согласились позировать Алексею для столь необычных персонажей. Законченные рисунки пролежали несколько лет, пока их не увидел петербургский коллекционер игральных карт А. С. Перельман (1933-1995), он убедил художника продолжить начатое дело. Летом 1994 года все 54 карты будущей колоды, выполненные темперой по грунтованному картону, были готовы. Первое издание карт удалось осуществить в 1998 году, второе, с некоторыми правками – в 2004. Ещё раньше, в 2003 году художник подготовил подробное описание вошедших в колоду персонажей и выпустил набор одноимённых открыток. В 2012 году, при поддержке московского музея и библиотеки «Дом Гоголя», карты были напечатаны в сокращённом до 36 листов варианте под новым названием «Вий и другие низшие духи восточнославянской мифологии» («Низшие духи восточнославянской мифологии»). В 2015 году карты были выпущены в миниатюрном формате.

 

НЕЧИСТАЯ    СИЛА  НА ИГРАЛЬНЫХ    КАРТАХ

Авторские игральные карты всегда вызывают особый интерес. Тематические игральные карты заслуживают этот интерес вдвойне. Именно они дают возможность художнику предложить нам не просто набор картинок, но - целую картину мира, увиденного с какой-то необычной стороны. Каких только карт не было создано за время существования карточных игр! Карты военные, карты сказочные, карты детские, карты с изображениями животных, карты с политическими деятелями, карты с литературными героями... И вот перед нами карты с нечистой силой. Можно  верить или не верить в духов, домовых, леших; можно видеть в них представителей иного мира, а можно - нелепые дедовские суеверия. Однако, несомненно, с нечистью и нежитью связан целый пласт национальной культуры. Нечистая сила представляет собой низовой уровень древней славянской мифологии дохристианских, языческих времен. В ряде случаев вера в нее сохранялась до наших дней. Русалки, водяные, лешие во множестве встречаются в сказках, преданиях, песнях славянских народов. Но не только фольклорная традиция отличалась вниманием к этим персонажам. Художественная литература также не раз обращалась к подобным загадочным существам. Достаточно вспомнить произведения классиков русской литературы: А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя и др. Не раз находила отражение эта тема и в изобразительном искусстве. Деревянные фигурки домовых встречаются при раскопках древних славянских поселений. В народном искусстве - в лубке, в резьбе по дереву - также можно видеть изображения русалок, леших, водяных и т.п. Нечистая сила присутствует и в произведениях многих известных русских художников: М. Врубеля, В. Васнецова, Н. Рериха, И. Билибина... Произведения изобразительного искусства и художественной литературы стали своеобразными источниками для художника Алексея Орлеанского, решившего сделать героями своей карточной колоды самую разнообразную нечисть. Особенно же важным для него оказалось обращение к Толковому словарю В. И. Даля и Русским народным сказкам, собранным А. Н. Афанасьевым. Именно в них были почерпнуты наиболее важные и интересные сведения о нечистой силе, которые оставалось только претворить в яркие запоминающиеся образы карточных фигур. Работу над карточной колодой художник начал в 1985 году, во время учебы в Палехском художественном училище, и продолжал ее в течение десяти лет. Большую помощь ему оказал известный палехский искусствовед В. Т. Котов. Ему приносил молодой мастер свои эскизы и получал ценные советы и замечания. Так, В. Т. Котов обратил внимание художника на необходимость больше работать с натуры, ведь нечисть нередко имеет человеческий облик. Друзья и знакомые художника охотно вызвались позировать для столь необычных персонажей. Затем работа над карточной колодой прервалась, т.к. реальной возможности в то время издать ее у автора не было. Однако петербургский коллекционер игральных карт А. С. Перельман, который увидел эти эскизы, убедил художника продолжить начатое дело. Таким образом, летом 1994 года колода из 56 карт была закончена. Впоследствии вносились лишь некоторые поправки. На картах с фигурами изображены не люди и не духи, а "жильцы стихийные", как их называет В. Даль. Это таинственная нечистая сила или нежить. На картах с цифрами - от двойки до десятки - представлены изображения-атрибуты, свойственные тем или иным злым силам. Даже "рубашку" карт украшает пара летучих мышей, вплетенных в замысловатый орнамент. Карты построены по четким правилам, учитывающим иерархию карточных фигур и персонажей мира нечистой силы. Самые зловещие герои, по традиции, были выбраны для пиковой масти. Король - это мрачный сказочный царь-Кащей, один из самых древних героев славянского фольклора. Как известно из сказок, смерть Кащея таится в корнях или ветвях  старого дуплистого дуба. Его изображение помещено на тузе.  Дама пик - Лихо, воплощение злой доли. В сказках Лихо  нередко представлялось в виде одноглазой худой женщины  или великанши, пожирающей случайно забредших к ней  путников. Валетом стал страшный человек-оборотень  Волкодлак или вовкулак. Под таким названием он известен у  многих славянских народов. Нам теперь привычнее иное  слово, которое ввел в употребление А. С. Пушкин - "вурдалак". Отличительной чертой волкодлака является  "волчья шерсть" на голове. В древности считалось, что во  время солнечных или лунных затмений волкодлак заглатывает  небесное светило. Секрет превращения оборотня из человека  в зверя раскрывает шестерка пик. Поверье гласило, что для  этого надо с приговорами вонзить в пень дерева нож. а потом  перекувырнуться через него. Ящерицы и змеи. вороны и  вороны, черепа, ядовитые лесные растения, например, волчье  лыко, - запечатлены на остальных картах этой масти.  Трефы, как и во многих других колодах, оказались связаны с  водной стихией. Трефовый король - толстый Водяной. Его  обиталище - омут у старой мельницы - изображено на  трефовом тузе. В омутах живет и Русалка (дама) с зелеными  длинными волосами, которая заманивает и топит доверчивых  рыбаков и купальщиков. В русалок превращались умершие  девушки, как правило, утопленницы. Близок водяным  персонажам Банник с шайкой и черной курицей в руках  (валет). Он живет за печью-каменкой или под полком в  нетопленых банях, известен тем, что участвует в святочных  гаданиях. В человеческом обличье Банник предстает в виде  голого длинноволосого старика с прилипшими листьями от  веников. Баннику хозяева оставляют мыло и веник, хлеб и  соль, приносят в жертву черного петуха или курицу, ч тобы  защитить себя от его немилости. Все. что связано с водой - раки, лягушки, обитающие близ водоемов птицы и насекомые.  водные растения, даже колодец - изображены на картах треф с  цифрами.  Однако среди нечисти есть и менее враждебные человеку  персонажи. Контакт с ними, хотя и опасен, но возможен и  может оказаться полезным. Такие герои нашли отражение в  красных мастях - червях и бубнах.  Фигуры бубновой масти представляют существа, которые  живут рядом с людьми и взаимодействуют с ними в практике  повседневной жизни. Не случайно, на бубновом тузе  помещена ветряная мельница как верный знак большого  налаженного крестьянского хозяйства. А. Орлеанский  запечатлел вполне симпатичных, домовитых и хозяйственных  героев. Самый главный из них - "дедушко" Домовой (король).  хозяин, хранитель дома, от которого, по древним поверьям.  зависит благополучие. В доме он стучит и возится по ночам, а  если тронет в темноте мягкой мохнатой лапой - это к добру.  Женский дух дома Кикимора (дама) изображена художником  в виде аккуратной старушки, сидящей за прялкой. Кикимору  нередко считают женой домового. Днем она невидима, а  ночью путает у хозяев пряжу. Такое представление о  Кикиморе основано, в основном, на сказках. Более древние  предания под Кикиморой подразумевают существо мужского  пола. Полевик с соломенными волосами и колосьями в руках  (валет) царствует на нивах, он поражает солнечным ударом  жнецов, "шалит" в полях. Вместе с тем полевик и охраняет  посевы от беды. Второстепенные изображения бубновых карт  - домашняя утварь, петухи, сороки, пауки, сверчки и тараканы, обитающие в доме или рядом с ним. и так или  иначе связанные с хозяйственной деятельностью. На бубновой семерке, например, запечатлены бабочка и пчелы.  Это бражник "мертвая голова", который похищает мед у лесных пчел. Черви в картах А. Орлеанского связаны с лесной нечистью. Рогатый Леший (король), хозяин всего лесного царства и обитающего в нем зверья, изображен совсем не страшным. В русском фольклоре он перегоняет зверье из одного леса в другой, сбивает путников с дороги, пугает в лесу людей. Леший  может становиться выше самых высоких деревьев или ниже травы. В соответствии с народными представлениями этот лесной дух изображен остроголовым (признак почти любой  нечисти) и мохнатым. Дама - Баба-Яга мало чем напоминает кровожадную героиню русских сказок. Это отразилось и в ее внешнем облике. Если в старинных народных преданиях баба-яга непременно простоволоса и не подпоясана, то на карте показана аккуратная старушка в платочке. Ее ухоженный дом - избушка на курьих ножках -представлен на червовом тузе. В качестве валета выступает вездесущий бес с веткой белены в руке. Языческий злой дух, бес вошел и в христианскую мифологию, где это название стало связываться с чертом. Вездесущим беса называют потому, что он может жить, где угодно и свободно существовать повсюду, а также - превращаться в любых животных и людей. Черти и бесы причиняют множество беспокойств людям, искушают их - "вводят в грех". Карточный бес, однако, не проказник, он явно находится в лирическом настроении. Эти последние герои, пожалуй, лучше всего знакомы современному зрителю, т.к. они являются действующими лицами многих сказок, знакомых нам с детства. Естественное окружение для них - старые засохшие деревья, грибы-мухоморы, ящерицы и летучие мыши,  совы и филины. Они изображены на остальных картах этой масти. Карточная колода с нечистой силой включает и две карты с джокерами. Джокер предстает здесь в виде козлоногого черта. На одном изображении он ловко жонглирует картами; на другом - это явный карточный шулер, прячущий карты за спиной. Работая над картами, Алексею Орлеанскому удалось сделать фантастические персонажи карточных фигур максимально достоверными. Каждый образ имеет свою психологическую доминанту, свои специфические черты характера и, соответственно, отличительные особенности внешнего облика. Правдоподобие тонко подмеченных деталей делает эти рисунки по-настоящему занимательными, но далекими от карикатурности. В монохромных изображениях второстепенных персонажей, включенных в композиции десяток, девяток, восьмерок и других карт, более явно проявляется декоративное начало. Даже оперение птиц нередко трактуется как своеобразный орнамент. Теме колоды как нельзя лучше соответствует цветовая гамма изображения, построенная на использовании сдержанных тонов, лишь изредка нарушаемая яркими пятнами мухоморов. Интересна и техника исполнения этих карт. Композиции выполнены черной и цветной тушью с добавлением белил по тонированному грунтованному картону. При создании "рубашки" карт кроме черной туши была использована и яичная темпера. Знаки масти, довольно необычного рисунка, отпечатаны с линолеумных форм вручную типографской краской. Любовь ко всему сказочному и фантастическому, изобретательность в поиске темы и композиций, интерес к проблемам техники - все это напоминает о том, что в авторе этой необычной колоды мы имеем дело с художником-палешанином, тесно связанным с народными традициями в искусстве.

Юлия Демиденко, 1995 г., СПб